Самый языкатый сайт Одессы

Без Майдана и погон. Что делает Руслан Форостяк в одесской полиции? (Досье)

Без Майдана и погон. Что делает Руслан Форостяк в одесской полиции? (Досье)

Один из кураторов одесского Евромайдана, основатель РГБ Марка Гордиенко, человек, руководивший патриотами в ходе трагических событий в Одессе 2014 года — Руслан Форостяк приглашен на работу в одесскую полицию. В качестве советника начальника облуправления Дмитрия Головина.  

Он говорит, что занимается разными бизнесами, на революциях не зарабатывал и ездит по Одессе на белом «Мерседесе». Правда, почему-то с киевскими номерами.

«Друзья, единомышленники, сторонники! Да, я действительно занял штатную должность в ГУНП Одесской области в качестве ведущего консультанта, — написал сегодня Руслан Форостяк в своём Фейсбуке. — Вчера лично глава ГУНП Дмитрий Головин вручил мне торжественно служебное удостоверение. Это для меня действительно честь но и высокая ответственность, это ноша и тяжесть, если ты настроен на результат». 

По словам Форостяка, основной целью его деятельности на новом поприще станет «продолжение позитивных реформ и перемен к лучшему в ГУНП с прицелом на область где ситуация действительно сложная».

«Я не одел «погоны» как некоторые думают, я остаюсь гражданским лицом, но на службе в полиции, — поясняет Форостяк. — С другой стороны, я также не является представителем общественности, эта позиция вакантна, и это зависит только от вас, обращаясь к общественности, кто получит ваше доверие и честь на общественных началах быть вашим представителем в органах полиции, на мою поддержку и принципиальную позицию в этом вопросе можете вполне рассчитывать». 

Ремарки Ивасей

  • Руслан Форостяк родился во Львове, вырос на Западной Украине. Окончил одесский морской вуз и остался в нашем городе на ПМЖ. Информации о роде занятий до Майдана мало. Сам говорит, что занимался различными видами бизнеса, в том числе — консалтингом.
  • На арену одесской политики вышел в 2014 году. Сразу стал курировать так называемые «силовые отряды» патриотических организаций, отвечать за вопросы безопасности. Не скрывает, что в своё время плотно общался с Пашинским и Турчиновым, был на постоянной связи с СНБО, получал оттуда инструкции и помощь.
  • С 2015 года фактически отошел от активной уличной политики праворадикалов.

Фрагменты интервью Руслана Форостяка изданиям «Думская» (16.04.2015) и «368.media» (26.12.2015)

  • «После окончания вуза я получил определенное образование в сфере безопасности и специальных операций. Я не кгбшник, не сбушник, не разведчик, но кое-что умею».
  • «Я коммуницирую с любыми институтами власти. В свое время это были Пашинский и Турчинов».
  • «Мы должны понимать, что революция – это не смена правящей верхушки и замена элит, а изменение парадигмы. В нашем случае это – зарождение активного гражданского общество, формирование понимания у людей, что они хозяева страны, а не чиновники. Этот класс был сформирован в Западной Украине».
  • «Помните легендарный «Скорик блокинг», когда губернатор Скорик заблокировался в здании ОГА? Дезинформацию о том, что в городе сидят триста «бандеровцев», прибывших для захвата ОГА, скормил пророссийским лично я в результате хитроумной комбинации. И потом не мог налюбоваться, как личный состав органов МВД рыскал по Одессе и по области, по всем санаториям, разыскивая этих мифических «западенцев». Или первый поход к Скорику — казалось бы, люди пришли туда стихийно, но на самом деле мне немного пришлось способствовать этому, спровоцировать людей у Дюка».
  • «У нас была реальная опасность захвата Одесской обладминистрации… Пока Немировский проводил эти свои фантастические совещания по противодействию коррупции и слышать не хотел об обороне, мы реально готовились противостоять захвату. У нас постоянно находилось около обладминистрации несколько микроавтобусов с огнестрельным оружием. Мы даже арендовали квартиры возле ОГА, где были установлены снайперские позиции. Мы ожидали захвата».
  • О событиях 2 мая в Одессе: «Парубий координировался в Одессе со мной и с Сергеем Гуцалюком. Но был еще народный депутат Александр Дубовой, который действовал самостоятельно и имел в то время немалый вес. Он тоже зашел в тупик при общении с тогдашним губернатором, у них был конфликт. Дубовой пытался контролировать «улицу» и для этого искал людей на одесском Майдане, пытался войти в контакт с теми, у кого был авторитет».
  • «Никто ведь не думал, что будут стрелять из боевого оружия. Потом я уже ему звонил, когда он был на Куликовом — требовал, чтобы он контролировал, чтобы толпа не кидала коктейли с тыльной стороны, где был единственный путь эвакуации из Дома профсоюзов».
  • «У Фучеджи была обычная для милиции манипулятивная тактика — заводить плотные связи и в одном и в другом лагере, чтобы каждому казалось, что Фучеджи симпатизирует именно им. Но по правде говоря, он просто заигрался, и в итоге из него сделали стрелочника».
  • «РГБ в том виде, котором я ее создавал, выполнила свою функцию еще год назад, после чего я отпустил ее в свободное плавание. Ребята быстро начали превращаться в «робин гудов» и «кармелюков». До определенного момента я загонял их в стойло. Они начали обижаться, бороться со мной, а я перестал им доверять. Зачем мне это надо?»
  • «Слухи о том, что я обслуживаю олигархические кланы – неправда. Небылиц было много: сначала говорили, что я титушка Палицы, потом я стал титушкой Труханова, Коломойского, Госдепа и даже и КГБ СССР и Приднестровья. На самом деле я коммуницировал и коммуницирую со всеми представителями власти и элит».
  • Об угрозе сепаратизма: «Поезд уехал, и те, кто сегодня об этом говорят – попросту спекулируют на чувствах людей. Да, ситуацию постоянно раскачивают всякими разговорами про «Порто-франко», «Бессарабскую республику», но это делается по двум причинам: поддерживать нервозность среди людей и зарабатывать деньги. Когда начинаются такие процессы, то появляется финансирование, налаживаются контакты, есть работа для определенной группы лиц, причем не только тех, кто это устраивает это, но и тех, кто с этим борется».
  • «От патрульной полиции у меня большие ожидания и, несмотря на критику, настроение оптимистическое. Хорошие вещи быстро не делаются».
  • «У нас молодые люди приходят в ресторан и видят, как за соседними столиками сидят респектабельные дядьки с красивыми телками. Они приезжают на шикарных машинах и заказывают все самое дорогое. И когда молодые ребята начинают спрашивать, а кто это, им отвечают: налоговик, судья, прокурор».
  • «Труханов – это человек из прошлого, это данность, с которой мы должны мириться пока не вырастим, не выпестуем своего мэра. Труханов использует имидж крепкого хозяйственника, он не лезет в большую политику. Он политик своей партии».
  • «Мы должны четко понимать, что «антимайдановец» и «пророссийский» — это далеко не всегда синонимы. Многие из тех, кто были на Куликовом поле, сегодня в зоне АТО воюют против России. Просто люди были не согласны и по-другому видели украинскую власть. Сегодня многие против Порошенко, но это же не значит, что они пророссийски настроенные люди, агенты ФСБ и Бог знает что».

IVASI.NEWS. Группа для самых языкатых. Присоединяйтесь!

Марк Гордиенко: «Алена Войтенко — это подставная подстава»

 

 

Leave a comment

Top