Самый языкатый сайт Одессы

Квартира бывшей модели. Как в Одессе пытаются «подставить» известного врача

Квартира бывшей модели. Как в Одессе пытаются «подставить» известного врача

Эта история стала достоянием широкой общественности благодаря Татьяне Савченко – устроительнице конкурсов красоты.

Опубликовав гневный пост в Фейсбуке о том, что бывшую манекенщицу, а ныне пенсионерку из Одессы Евгению Гончаренко пытаются лишить квартиры, Савченко обратилась к общественности, пишет издание НАША ВЕРСИЯ.

«SOS! Нужна помощь! Бывшей манекенщице швейного объединения им. Воровского Жанне Гончаренко, 1945 г.р. угрожают мошенники! Путём обмана, у одинокой женщины изъяли паспорт и все документы на квартиру. В субботу, накачав медицинскими препаратами (по словам соседей, которые видели состояние женщины) Жанну вывезли к «нотариусу» переоформить квартиру. Вчера эти «реелтера», как они представились, пришли менять замки и хотели вывести Жанну, с их слов, в деревню пока идёт ремонт… Благодаря соседям, это им сделать не удалось. По предварительным данным квартира переоформлена на бывшего кардиохирурга областной больницы (будем уточнять). Соседи уже написали заявление в милицию по этому факту. Угроза для женщины, которая вчера до позднего вечера не пришла «в себя» остаётся реальной и критической! Просьба ко всем неравнодушным оказать содействие в решении этого вопроса. Заранее благодарна!» —  почти кричала медийная персона.

 

А буквально на следующий день после этого на одном из одесских телеканалов появился репортаж, в котором главными героями выступили люди, представившиеся как соседи Евгении Гончаренко. Они заявили, что проблемы у бабушки (кстати, абсолютно одинокой, недавно похоронившей мужа) начались совсем недавно. Аккурат с тех пор, как к ней начала захаживать никому не известная женщина по имени Татьяна, которая «торгует цветами напротив».

Именно Татьяну и ее сына соседи в сюжете обвинили в том, что бабушка Жанна (так называют Евгению Гончаренко окружающие) стала вести себя неадекватно, что наталкивает их на мысль о систематическом отравлении психотропными веществами. И именно Татьяна же якобы и пытается сделать все, чтобы бабушку признали невменяемой, отправили в психбольницу, и ее квартиру можно было продать…

Обычная история для нашего злого времени? Да, к сожалению, таких историй много.

Но читая пост Татьяны Савченко о бедной бабушке и ее переписку с сочувствующими, мы вдруг наткнулись на фамилию известного в городе доктора Андрея Соломиенко. Человека, которого многие одесситы знают как исключительно порядочного и уникального в своем роде специалиста.

Однако Савченко публично назвала доктора Соломиенко «черным риелтором» и обвинила в попытке отобрать у бабушки-модели ее квартиру. Да и в сюжете телеканала молодой человек, стоявший рядом с «подлой Татьяной», хоть и не был показан полностью, но очень уж сильно напоминал Андрея Олеговича.

И нам стало интересно: что же побудило уважаемого доктора ввязаться в столь сомнительную авантюру?

Настоящий детектив, которым оказался поиск ответа на этот вопрос, является, на наш взгляд, лучшей иллюстрацией истории о беспрецедентной подлости, коррупции и обмане. В эпицентре которой оказалась одинокая больная женщина и ее порядочные, но очень наивные друзья.

«Это началось в мае, — так начал свой рассказ Андрей Соломиенко, которого мы разыскали и попросили дать интервью.– Моя мама Татьяна Трофимовна как-то позвонила мне и сказала, что у её подруги Жанны огромные проблемы и ей надо срочно помочь. Такая просьба не вызвала у меня удивления. Мама вообще человек отзывчивый, а Жанну знает давно, они дружили семьями не один десяток лет. Продолжали общаться и до нынешнего времени, иногда встречались, иногда – по телефону. В один из день, встретив Жанну, она обратила внимание, что та заплакана. На вопрос, что случилось, Жанна призналась, что у нее пропала двухкомнатная квартира на Варненской, которая досталась ей в наследство от мамы. Куда она делась и как? Жанна сказала, что квартиру продала, но куда делись деньги, не знает… Затем достала свой тряпичный кошелек, раскрыла его, а в нем ничего не оказалось. Оказалось, что она голодает уже второй день».

Татьяна повела Жанну в магазин, где купила ей продуктов и корм для собаки. На следующий день история повторилась. Татьяна встретила подругу на улице, где та гуляла с собакой. Оказалось, что Жанна снова голодна.

«Как же так?! – не выдержала Татьяна. — Ты же продала квартиру, должны же быть деньги?! И деньги немаленькие! Куда ты их столько потратила?»

В ответ Жанна пожала плечами: «Может, их Олег забрал со своим другом?..» И снова начала плакать.

С собой у Татьяны была булочка и печенье, которыми она и угостила подругу, а затем повела в магазин и снова купила продукты.

«Но что же делать? – размышляла при этом Татьяна. – Не всю жизнь же ходить в магазин с человеком, у которого по логике должно быть 20 тысяч долларов за проданную квартиру? Или не проданную? Тогда где же квартира? Или деньги?..»

И она в очередной раз позвонила сыну.

«По телефону я попросил маму узнать у Жанны, где она сейчас живет. Та ответила, что живет сейчас в своей квартире по улице Ильфа и Петрова, — вспоминает доктор Соломиенко. – Все ли нормально хотя бы с этим жильем? Но Жанна вдруг ответила, что нет: документы на эту квартиру тоже куда-то пропали. Тогда я попросил маму узнать у Жанны, кто с ней общался по продаже материнской квартиры, чтобы попробовать выйти на риелторов. Она долго вспоминала, кто организовывал эту встречу, сделку, как с документами поступить и т.д…. Посмотрев в свою телефонную книгу, она вспомнила, что с ней была на сделке ее подруга по работе Люба и сказали, что вот она помогала в сделке. Я попросил ей позвонить, все спросить и разговор записать на диктофон. Что они и сделали.

«Неравнодушные» соседи

Запись, которую мама отдала Андрею, оказалась разговором Татьяны с соседями Жанны, которые, как выяснилось, оказывали «посильную помощь» в продаже материнской квартиры. Да и вообще, уже долгое время регулярно ходили к Жанне, имели ключи от ее личного жилья, куда входили в любое время беспрепятственно.

Из сути диалога стало понятно, что деньги за продажу квартиры Жанны на Варненской почему-то оказались у некоего Олега, соседа женщины по лестничной площадке. А документы на ее личную квартиру – у соседки Юлии.

Слушая эту аудиозапись, доктор Соломиенко озадачился. «Складывалось впечатление, что соседи каким-то образом выманили деньги у Жанны, поделили их и решили каким-то образом оттяпать и ту квартиру, в которой она сейчас живет», — рассказал врач в разговоре с нашим корреспондентом.

Как именно могло быть реализовано такое намерение?

«Я думаю, цель была сделать похоронку и под шумок забрать квартиру себе», — ответил доктор.

Бороться с соседями, которые вздумали, по его логике, отправить бабушку на тот свет в кратчайшие сроки, он решил по закону.

«Решили восстановить паспорт, а потом и дальше думать, как разбираться с ситуацией», — говорит Соломиенко.

 

По его совету Жанна пошла в полицию, подала извещение о пропаже документов, далее — в паспортный стол для восстановления нового паспорта вместо краденного и через некоторое время его получила. Но на этом… всё! На ее просьбы принять заявление о попытках лишить ее квартиры группой злоумышленников в райотделе только отмахнулись: «Бабушка, вы думаете нам нечем тут заниматься, как по всему городу искать ваши бумажки? У нас люди пропадают, разбои совершаются, заявлений куча вон обрабатывать нужно, а мы будем тратить время на какие-то поиски. За это время вам лучше и проще новые документы восстановить. Идите домой!».

Уже и так порядком устав от рыдающей тети Жанны и просьб своей мамы о помощи, Соломиенко, тем не менее, решил бороться дальше. Он методично прочесал органы местного самоуправления, полицию и другие инстанции. Ведь кто-то должен был разобраться, каким образом «пропала» квартира на Варненской и куда же делись деньги за её продажу. Необходимо было также понять, почему документы на оставшееся у старушки жилье сейчас находятся у чужих людей, а не у собственницы.

Получив доверенность на предоставление интересов Евгении Гончаренко в инстанциях, Андрей таки добился того, чтобы сотрудники розыска согласились вместе с ним посетить соседей Жанны. И опросить по одному.

Есть такая «профессия» квартиры отжимать?

«Первой стала квартира, где проживал мужчина по имени Олег, — рассказывает Андрей Соломиенко. – Мы выяснили, что он безработный. А вот на какие деньги живет, было как раз непонятно. В ходе разговора поначалу Олег все отрицал и недоумевал, почему его, честного и порядочного гражданина с незапятнаной репутацией, вообще об этом спрашивают. Однако когда я включил аудиозапись, сделанную моей мамой накануне, где сам Олег же и говорит, что забрал у Жанны 5900 уе., он потребовал немедленно пригласить соседку Юлю».

Явившись, Юлия сразу призналась, что документы Жанны присвоила она, а деньги забрал Олег. Спустя несколько минут документы на квартиру, принадлежащие Евгении Гончаренко на правах собственности, были в руках сотрудников полиции.

«Но все-таки куда же делись деньги? Олег упорно пытался уверить нас, что ничего у Жанны не брал, — говорит доктор. — Оно и не удивительно: прикарманенная сумма достаточно была достаточно крупной, и быстро ее не возместишь, особенно если ты  типа безработный».

Однако под давлением Юлии, которая переживала, что ей могут вменить не только кражу документов на чужую квартиру, но и хищение крупной суммы денег, Олег всё-таки признался, что взял эту сумму. И вынес из комнаты 2800 уе.

И сотрудники полиции, и сама Юлия резонно поинтересовались, почему Олег отдал не всю сумму. На что мужчина ответил: «800 долларов потратил на бабушку, остальные на свои личные цели».

По словам Соломиенко, Олег согласился написать расписку с обязательством вернуть всю сумму лично в руки потерпевшей в срок до 1 декабря 2018 года.

Так, задача-минимум по поискам документов на квартиру была выполнена. Стало очевидно, что жилье одинокой пенсионерки в конечном итоге не продано и не переоформлено. Жанна пересчитала деньги, сотрудники полиции вручили ей документы на квартиру и убедительно попросили впредь быть более осторожной.

Казалось бы, можно успокоиться и обрадоваться тому, что справедливость восторжествовала. Но не тут-то было!

Забрать чужое любой ценой

После беседы с соседями Жанна попросила помочь ей заменить замки на входной двери. Мол, у соседей по-прежнему находятся ключи от ее квартиры, и они продолжают заходить к ней без спроса.

Но сотрудники полиции, сославшись на свою занятость, удалились, а у Андрея тоже в этот день тоже было ещё много дел – немедленно заняться заменой замков просто не получалось. С Жанной осталась только Татьяна Соломиенко. Женщины вместе купили замок и уже приступили к его замене, как вдруг из соседней квартиры выскочил тот самый Олег.

«Мама говорит, что он молниеносно схватил Жанну за руку и силой затащил ее к себе! А маму, отталкивая, сильно ударил в грудь!» – возмущается Андрей, которому пришлось возвращаться с полдороги и опять ехать в полицию о незаконном удержании человека против его воли.

Пока Андрей писал заявление, в доме Жанны происходило нечто непонятное. По словам Татьяны, соседи пытались буквально вынести старушку на руках из квартиры, посадить в машину и очевидно, куда-то увезти.

И вновь Андрей вместе с сотрудниками полиции выехали по адресу, где в этот момент разыгрывалась немыслимая сцена: Татьяна стоит сзади припаркованого автомобиля «живым щитом» и не дает возможности ему уехать.

«Вместе с сотрудником полиции мы попросили освободить бедную женщину и выпустить её. Она вышла из машины, сотруднику подтвердила, что всех знает и всех помнит, подтвердила, что писала доверенность, ясно и четко отвечала на все вопросы. Как оказалась в машине не помнит, а куда ее хотели отвезти — не знает», — рассказывает подробности вопиющего происшествия Андрей.

Прения между соседями, полицией, и представителями интересов Жанны в лице Соломиенко продолжались ещё долго. А затем соседи, несмотря на полицейских, снова схватили старушку, затащили ее в подъезд и закрыли за собой дверь.

С тех пор (а это уже несколько месяцев) Жанна на улицу больше не выходила. По словам Соломиенко, даже ее собаку теперь выгуливают соседи.

В один из дней Андрей все-таки попытался узнать, как у женщины дела. В телефонном разговоре она сказала, что чувствует себя «средне» и что очень недовольна сложившейся ситуацией. А на просьбу носить с собой документы (хотя бы паспорт) Жанна сказала… что его нет и она не знает где это. С того вечера он больше не видел женщину и не разговаривал с ней: она не отвечала на телефонные звонки и не открывала дверь.

Андрей обратил внимание и на ещё одну деталь: во время последнего разговора по телефону разговора за дверью лаяла собака, а голос Жанны был с фоном – как будто она находилась в коридоре.

А потом Андрею сообщили, что Жанна написала заявление в полицию об утере (краже или хищении – подлинно неизвестно), в котором, со слов сотрудника Таировского отделения полиции, указано его имя. Попытки узнать содержание заявления успехом не увенчались. В тот же день Андрею позвонила журналистка местного телеканала и назначила встречу.

Вскоре Соломиенко выяснил, что звонившая журналистка готовит репортаж по просьбе своего коллеги – сотрудника телеканала, который (о чудо!) тоже оказался соседом несчастной Жанны и очень тесно общается и с соседом Олегом, который неизвестно куда дел деньги старушки, и с Юлией, которая зачем-то брала ее документы и ключи, ис некоей Анастасией, которая теперь выгуливает Жаннину собаку.

«Имея определенное влияние в местных медийных кругах, ему не составило труда привлечь к огласке и Татьяну Савченко — гендиректор Национального комитета «Мисс Украина-Юг». Слишком много совпадений, не правда ли?», — рассуждает доктор Соломиенко.

Через общих знакомых Андрей попытался встретиться с Савченко, чтобы объяснить ей ситуацию и предупредить: она выступает на стороне соседей-мошенников. Однако все просьбы Савченко почему-то отклонила.

В четверг, 14 сентября, Андрей согласился встретиться с журналисткой и дать ей интервью. С собой к разговору пригласил не только свою маму Татьяну, но и еще одну женщину. Именно она стала очевидцем одного из разговоров Татьяны с Жанной, которая рассказывала о том, что ее держат взаперти и просила о помощи.

Однако в сюжете, который вышел на телеканале уже через сутки, не были показаны даже их лица. Главными героями повествования стали те самые соседи, которые прямо обвиняли семью Соломиенко во всех мыслимых грехах…

Еще один свидетель

Но невзирая на все неприятности, Андрей Соломиенко продолжал искать справедливость. И нашел еще одного человека, который подтвердил его догадки о том, что Жанну намеренно доводят до невменяемого состояния.

Этим человеком оказалась одесситка по имени Любовь – подруга и коллега Жанны по работе на швейной фабрике. Женщины дружили с 1976 года, и в последнее время Любовь ухаживала за Гончаренко, помогая той решать многочисленные проблемы, появившиеся в жизни после смерти близких.

Любовь помогала Жанне в приобретении и установке бытовой техники, посещала вместе с ней участкового невропатолога, регулярно приносила ей горячую пищу и выполняла другие просьбы подруги.

«Она была вхожа в мою семью, знала моих детей, мужа и внука, — пишет Любовь в своем объяснении, которое она передала Андрею Соломиенко. — Я также была вхожа в её дом и знала её покойного мужа Анатолия. В конце 2016 года она обратилась ко мне с просьбой помочь продать квартиру, доставшуюся в наследство от матери, так как не могла оплачивать коммунальные услуги. Продав квартиру в декабре 2016 года за 27 тысяч долларов, она с деньгами была отведена в свою квартиру по улице Ильфа и Петрова.  А 20 января этого года  Жанна позвонила мне и попросила срочно прийти к ней. Я обнаружила её в испуганном состоянии, и она рассказала мне, что её сосед Оле, ходит к ней и переворачивает всё в шкафах, что-то ищет и куда-то что-то выносит. Ранее она говорила, что он надоел ей, так как часто ходит к ней пить кофе и регулярно занимает у неё деньги. Когда я спросила, какие суммы берет в долг Олег, она конкретно не назвала, а на вопрос, отдает ли, сказала, что иногда».

По словам Любови, Жанна попросила её взять деньги и документы на хранение. На тот момент в квартире находилось уже только 17 тысяч долларов и 60 евро.

«Я написала ей расписку, и когда она давала деньги, я расписывалась в получении», — утверждает женщина.

Кстати, по ее словам, она лично слышала от Жанны, что ее сосед Олег выговаривал ей по поводу якобы чрезмерной опеки ее подруг.

«Очевидно, что он настраивал её против нас и запрещал ей принимать лекарства (доктором были назначен 10-дневный курс инъекций, а также по схеме в одно и то же время строго под наблюдением нужно было принимать таблетки — у Жанны была диагностирована деменция).
Она стала отворачиваться и старалась выплюнуть их в чашку с водой или положить незаметно в карман. А когда я записала её на повторный прием через месяц лечения, она отказалась идти к врачу. Мы с Лилей (еще одной знакомой) заподозрили что-то неладное и решили проверить, принадлежит ли ещё квартира Жанне. 23 мая я пришла в квартиру к Жанне, а там были двое соседей – Олег и Юлия. Они закрыли дверь на ключ и потребовали, чтобы я отдала документы на квартиру и паспорт. Жанна стояла молча – видно, под воздействием какого-то лекарства. Я отдала им документы и они потребовали вернуть деньги. Через 20 минут я принесла 5900 долларов, и они все трое расписались в моей расписке, что деньги я вернула. С 23 мая я Жанну не видела, на мои звонки она не отвечала, а когда ей позвонила Лиля, то она спросила, почему мы не приходили к ней, она уже ничего не помнила. А позже соседи поменяли ей номер телефона, чтобы она не могла с нами общаться.
10 сентября мне позвонила женщина с незнакомого номера и сказала, что её зовут Татьяна, и что ей дала мой номер Жанна. И сказала, что если с ней что-то случится, то чтобы она позвонила мне. При встрече я узнала в ней продавщицу цветов, возле которой часто сидела Жанна с собакой»
, — воспроизводит события Любовь.

Этой продавщицей цветов и была мать доктора Соломиенко – Татьяна.

Круг замкнулся. И по твердому убеждению Андрея, налицо – объективный факт: соседи Евгении Гончаренко действительно сговорились прекратить ее лечение, заменив его на неизвестные препараты, а после – и жилья, выдав за невменяемую.

Казалось бы, папка с документами и деньгами была лично передана в руки потерпевшей Гончаренко сотрудниками полиции, и участие Андрея, добровольно вызвавшегося защитить интересы одинокой женщины, в этих событиях завершено. Осталось только записать женщину на учет в территориальный центр социальной защиты населения для получения субсидии и социальной помощи пенсионерам, оформить ей выплату пенсии на карту банка. Чтобы никто не посягал на ее деньги. Ведь Жанна часто жаловалась, что сосед забирает почему-то всю ее пенсию под предлогом оплаты 500 гривен коммунальных платежей, из-за чего пенсионерка часто голодает.

«Дело в том, что уголовное дело по факту кражи денег со сделки по продаже квартиры на Варненской уже возбуждено. И тут соседи наконец поняли, что просто отвертеться не получится, — говорит Андрей. – И что они делают? Очевидно, они сейчас пытаются по-быстрому получить опеку над Жанной. А для этого ее надо признать «неповносправною». В квартире у Жанны поменяны все замки, она фактически сейчас арестована! И я уверен, что на нее оказывается сильнейшее давление. Папка с документами на квартиру и деньги снова украдены. (Скорее всего, папку присвоил все тот же Олег, чтобы вернуть себе деньги и не выплачивать то, что было обещано в расписке). И сегодня попасть к Жанне никто из знакомых не может. Только с разрешения соседей! У них, жильцов трех квартир, находятся ключи от ее входной двери.  Это подтверждается хотя бы тем, что сотрудник и полиции, которые приехали вечером для проверки присутствия Евгении Гончаренко в квартире, не смогли попасть в её жилище. Ровно до того момента, пока не вышел сосед и не открыл дверь своим ключом. На основании чего творится и попускается весь этот беспредел? Лично мне непонятно».

 

Послесловие

Как сообщила нам Татьяна Соломиенко, несколько дней назад ей стали звонить с неизвестного номера. Звонившие угрожают женщине угрожать физической расправой, если она «не успокоит сына».

«Да, я бы мог пройти мимо, не слышать эти крики и плачь Жанны с балкона… Мне, как вы понимаете, есть чем заниматься в жизни, — говорит Андрей. – Но я не понимаю, почему я, мама, близкие Жанны и ее знакомые, должны закрыть глаза на то, как ее сводит в могилу кучка бессовестных людей? И только потому, что одному не хочется отдавать деньги, а другие, очевидно, спят и видят продать ее квартиру и поделиться… А как тогда жить, если рейдерство у нас уже становится бытовым явлением?».

История с квартирой бывшей модели продолжается.

И как нам удалось узнать буквально на днях, с Евгенией Гончаренко, которую соседи считали и до сих пор считают абсолютно одинокой, пытается уже которую неделю навестить ее родственница — троюродная сестра. Однако соседи, которые сменили один из замков и по-прежнему не выпускают Гончаренко из ее квартиры, наотрез отказываются впускать родственницу.

Шокированная сестра вынуждена собирать все документальные доказательства родства, чтобы попытаться через правоохранительные органы получить доступ в квартиру и проверить состояние Евгении Гончаренко.

А если пожар? А если бабушке станет плохо и возникнет необходимость в скорой помощи? Об этом вопросе никто даже и не задумывается.

Соседи же с утроенной силой решают свой главный вопрос: добиваются право опеки над бабушкой, чтобы это право предоставили именно им. И срочно! Только так, надеются эти люди, им удастся избежать преследования по закону.

На фото: Евгения Гончаренко. Снимки сделаны Татьяной Соломиенко несколько месяцев назад. Как выглядит бабушка Жанна сейчас — неизвестно.

IVASI.NEWS. Народный сайт Одессы! Жми и вступай в группу!

Одесситы протянули руку помощи пострадавшей женщине

Leave a comment

Top