Самый языкатый сайт Одессы

Светлана Фабрикант: «Я настоящая одесская мама»

Светлана Фабрикант: «Я настоящая одесская мама»

Светлана Фабрикант баллотируется  в Одесский областной совет по Киевскому району Одессы от партии «Доверяй делам». Почему по этому району? Потому, что именно здесь живут люди, с которыми вот уже 10 лет связана ее судьба – подавляющее большинство моряков, одесситов, связанных с морем, их семьи.

Об этом Светлана Фабрикант рассказала в интервью изданию ЗНАЮТЬ ВСІ.

— Для меня важен областной совет потому, что в нем буду больше полезна и эффективна как депутат, — подчеркивает Светлана Фабрикант. — Смогу, в случае необходимости, по-хорошему и подтолкнуть городских коллег к решению важных вопросов жизнедеятельности Одессы и ее жителей. Статус областного депутата позволяет также проще и оперативней общаться с центральными органами власти, формировать более серьезные подходы к решению местных проблем – на этом уровне происходит формирование экономической политики жизни всего региона, а не только одного города, его бюджета. Областные советы, выборы в которые пройдут впервые после проведения реформы децентрализации и создания объединенных территориальных громад, работать будут по-новому. Новый состав облсоветов отчасти примет на себя функции Кабмина, поскольку с ними в тесном сотрудничестве будут работать все министерства. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство, которое привело меня к решению баллотироваться в облсовет именно от команды «Доверяй делам».

— Имеется в виду команда, кадры?

-Да. Мне очень нравится наша команда! Искренне рада тому, что ее лидером на областном направлении выступает Сергей Гриневецкий, с которым дружу долгие годы.  Хорошо знаю и помню, что время, в течение которого он был главой облсовета и облгосадминистрации, было успешным для социально-экономического развития одесского региона. Я приняла предложение войти в команду от лидера партии «Доверяй делам» Геннадия Труханова и уверена, что в составе такой профессиональной классной команды мы сможем изменить сегодняшнюю ситуацию и улучшить жизнь людей.

— Одной из таких возможностей могло бы стать создание пароходства, не нового ЧМП, конечно, но…

— Я и раньше говорила об этом. Но в прежние годы создание пароходства в Одессе было сродни практически несбыточной хрустальной мечте: не было в том заинтересованности ни на каком уровне власти. Я даже обращалась в Администрацию Президента Украины, была у вице-премьеров, занимающихся морехозяйственным комплексом. Слышала иногда слова «ДА», но при этом ничего не делалось практически. Говорилось о колоссальных долгах ЧМП, погашение которые будет потребовано кредиторами в случае любых движений по воссозданию украинского пароходства. За прошедшие годы я продолжала детально изучать ситуацию, и теперь абсолютно уверена в том, что тогда были пустые отговорки. Долги Черноморского морского пароходства ничтожно малы в сравнении с его же собственностью. Есть имущество в Украине и за ее пределами: во Вьетнаме – великолепный порт «Лотос»,  в Барселоне и Мадриде – недвижимость, на Фолклендских островах – Межрейсовая база моряков… Эти объекты с лихвой могут не только закрыть кредиторскую историю утопленного ЧМП, но и обеспечить работу его преемника.

— А флот, которого нет? Какое может быть пароходство без судов? 

— Судов пока нет, но есть проект, на который наша команда очень надеется сегодня. Мне посчастливилось увлечь, «заразить» идеей создания судоходной компании под украинским флагом очень крупного украинского бизнесмена и известного политика Вадима Новинского. Для него эта отрасль экономики не чужая, есть и отечественные судоремонтно-судостроительные заводы. К этой необходимости подтолкнула многолетняя борьба за наших моряков, в которую около десяти лет назад я «нырнула» и не могу из нее «вынырнуть». Никто не мог предполагать, что с каждым годом проблем у наших моряков будет становиться все больше. Обращения и крики о помощи в фонд «Ассоль», в котором я работаю, поступают практически через день. А еще говоря о кораблях, которых у Украины пока нет, почему бы нам не напомнить поучительную историю создания того, еще царских времен, пароходства, от которого вело отсчет своей жизни ЧМП?

— Это о том, что торговый флот империи создавали в складчину?

— Да. С деньгами на новое дело и тогда были проблемы. Но флот-то появился! Каким образом? Каждая губерния на свои средства построила один корабль. В Украине, к счастью, много регионов. Если каждый из них выделит средства хотя бы на одно судно, то таких будет уже около трех десятков. Эти корабли могут носить имена своих создателей: «Киев», «Тернополь»,  «Львов», «Одесса»… Пароходство может стать и государственно-частным предприятием. Вадим Новинский проявил живой интерес к реализации задуманного, специалисты его предприятий разрабатывают детальный проект, он общался на эту тему в Кабмине и Офисе Президента. Такое важное дело имеет большое значение не только для одесского морского региона, а для всей Украины. Оно поможет создать много рабочих мест, обеспечит моряков, живущих в разных областях, работой на свою страну.

Документы, расчеты и понимание того, что нужно возрождать морскую отрасль экономики у нас есть. Возможность создать отечественную судоходную компанию под украинским флагом есть точно!

— Вернемся к Ассоль, которая по-прежнему ждет своего Грея, и морякам, взывающим о помощи…

— Летом 2009 года ко  мне, как депутату Одесского городского совета и журналисту, обратились члены семей судна «Ариана», которое было захвачено сомалийскими пиратами. Их привело убеждение в том, что я смогу помочь в освобождении близких им людей. Основано оно было только на впечатлении от просмотра моих программ, и тем, которые в них поднимались. Для меня это обращение стало новым вызовом. Я подумала: «А почему не могу попробовать помочь людям?». И стала рядом с ними для того, чтобы вместе попытаться прошибить стены властного непонимания и отчуждения. Для этого ездили в Грецию,  нашли владельца судна, «держали его за грудки», чтобы он вел переговоры о возврате украинского экипажа, общались с пиратами, украинскими чиновниками разных рангов, сотрудниками спецслужб. В этом непростом и длительном процессе большую роль помощника сыграл мой товарищ по взглядам  Сергей Тигипко. Своим авторитетом он помог открыть многие двери украинских кабинетов власти. К счастью, нам все удалось, и в рождественские дни 2010 года украинские моряки вернулись домой.

Тогда я и члены семей экипажа «Арианы» приняли решение создать специальный фонд помощи морякам, попавшим в чрезвычайные ситуации. Он действует вот уже более десяти лет, а рядом с нами оказалось большое количество семей моряков других судов. В частности, «Фонд помощи морякам «Ассоль» создал инициативную группу по спасению членов экипажа судна «Святая София», потерявшего управление в Средиземном море. Моряки были доставлены домой. В середине нынешнего лета нам удалось вернуть из ливийской тюрьмы 12 членов экипажа теплохода «Рута», ходившего под украинским флагом, принадлежавшего Одесскому порту. Украинское государство долго не вмешивалось в происходившее, ребята без приговора суда просидели три с половиной года в ужасающих условиях, без нормального питания и медицинского обслуживания. Им инкриминировали так и не доказанную контрабанду. И, уже при нынешней власти, включив свои личные связи и знакомства, пришлось стучаться в Офис Президента через знакомых и друзей первого лица страны. Но я очень рада тому, что, действуя как назойливые мухи, мы все-таки были услышаны, и государственная машина наконец-то включилась в дело!

За более чем десять лет работы «Фонда помощи морякам «Ассоль»  на пяти континентах более чем в 42-х странах была оказана помощь около 11000 гражданам Украины. С августа 2019 фонд начал оказывать правовую помощь также украинским трудовым мигрантам, работающим в других странах мира. Для этого было заключено соглашение о сотрудничестве с Европейской организацией правозащитников по правам человека.

**

— Почему для решения далеко не частных проблем украинских моряков нет государственной воли?

— Государство не должно абстрагироваться от решения проблем этих своих граждан! У нас сегодня порядка 250 тысяч моряков, около 150 тысяч из них живут в Одесском регионе – тех, кто зарегистрирован как моряк. А за ними стоят не только те, кто ходит в моря, но и члены семей. Все должны чувствовать поддержку государства, они ведь не ждут помощи от социальной политики, которая сегодня у нас в полном упадке, а сами в результате тяжелого труда зарабатывают деньги, привозят валюту!

Я хочу, чтобы у нас полноценно действовали все международные документы по морскому праву, а наши моряки не оказывались самыми не защищенными на рынке труда морской отрасли.

Всем этим можно заниматься не только на государственном, но и на региональном уровне. И это – еще одна причина, по которой я хочу стать депутатом Одесского облсовета. В этом случае буду уже не одна, и не представителем общественной организации, а уполномоченным представителем региона, жители которого доверили представлять и защищать их интересы, решать проблемы любого уровня.

— Но для этого нужна и группа единомышленников, которые действуют как единое целое…

— Мне очень нравится, что мы идем в региональное собрание достаточно солидной одесской командой. Это люди, понимающие, что сегодня нужно для города и региона – одесситы. Это не «парашютисты», забросом которых в наши края страдает Киев. Нас объединяет желание работать вместе на конечную цель, зная область изнутри, мы готовы действовать кулаком, а не растопыренными пальцами. Ощетинившись, сгруппировавшись, отстаивать позицию, что Одесса – пусть и не первый, но и не второй город Украины.

— Забота о моряках и членах их семей, как показывает время, – это только одно из привычных и близких Вам социальных направлений. А другие?

— Я вообще считаю себя социально озабоченным человеком, поскольку  социальная работа очень нравится. Непродолжительное время я была вице-мэром Одессы именно по гуманитарным вопросам: образование, медицина, культурная жизнь – эти направления мало кого интересовали, но не меня. На этой должности пыталась поломать систему подношений от руководителей различных подчиненных структур, проводить прозрачные тендерные закупки. Я создала Общественный совет из руководителей школ – чтобы вопросы в этом направлении работы решались не чиновниками, а специалистами, еще один общественный совет – из  руководителей больниц: прежде, чем что-либо делать в сфере здравоохранения советовалась с профессионалами.

И они подсказывали правильные решения. Сегодня такого уже нет, но, по-моему, надо бы восстановить эту полезную практику общения.

— Если «Доверяй делам» пройдет в состав депутатского корпуса области, Вы в нем будете заниматься социальным направлением?

— Социальная сфера мне ближе других. Я бы хотела сосредоточиться именно на ней. Опыт есть. И не только на уровне Одессы. Как депутат Верховной Рады работала в Комитете по социальной политике и возглавляла подкомитет по труду и занятости. В 2012-ом году была одним из авторов проекта закона о занятости, в котором прописывали возможности создания новых рабочих мест. Закон был принят, но после событий 2013-2014 годов, к большому сожалению, толком не работает.

**

Светлана Фабрикант работала начальником отдела реформирования социальной сферы патронатной службы вице-премьер-министра Украины, министра социальной политики Украины Сергея Тигипко.

**

— Очень хлопотный и ответственный участок работы. Хватит ли при этом у депутата Фабрикант сил на родную Одессу?

— Для меня, одесситки в пятом поколении, наш город – не место на карте. Его история, люди, создавшие ему славу, — не просто часть интервью, а вся жизнь. Были очень хорошие учителя, которые научили любить Одессу: Олег Губарь, Евгений Голубовский, Валерий Нетребский – краеведы и патриоты. При их помощи и поддержке мне, как главе историко-топонимной комиссии Одесского горсовета, удалось поддержать все разумные инициативы, которые возрождали память, памятники истории Города и Людей, ставить новые. Так были сооружены монументы Бабелю и Высоцкому, зародилась еще одна инициатива, вот только сейчас, накануне 226-й годовщины со дня рождения Одессы, успешно воплотившаяся. 

— Говорим об открытии части мемориального комплекса в Преображенском парке?

— Именно! Не было бы Города, если б в нем не жили те, кто нашел последний приют на тогдашнем Первом городском кладбище, в середине 30-х годов прошлого века, варварски превращенного в парк «культуры и отдыха». Имена этих людей их потомки должны знать! Кроме того, в Одессе надо бы наконец-таки поставить памятник выдающемуся педагогу Петру Столярскому, с именем которого связано многое в музыкальной и культурной жизни СССР и всего постсоветского пространства. Если город и регион доверят нам взять на себя ответственность, нам – тому самому политическому «кулаку» с лидерами Трухановым и Гриневецким. Если не будет «перетягивания каната» между областью и городом, можно будет бюджетные средства направить и на сохранение исторического облика Одессы.

— И это тоже одна из причин, по которой Вы решили вернуться в политику?

— -Да. Но есть и еще несколько. Так, я считаю, что сегодня совершается преступление. Нарушаются права человека как минимум  половины граждан Украины. Мы имеем право на свой язык, учить на нем своих детей и внуков, обращаться на родном языке в государственные органы. Насильственная украинизация приводит к мысли о том, что мы живем не в своей стране и в родной Одессе, а немножко в… оккупации. Меня постоянно подталкивают к тому, что я чувствую себя здесь чужой. А я не чужая!! Четыре поколения моих предков жило в этой стране и в этом городе. Здесь живу я, мои дети — одесситы уже в шестом поколении, и мои внуки.

Я не боюсь отстаивать свою точку зрения, защищать ее, даже если для этого придется поступать жестко, идти «на баррикады, на войну».

— Свою уже четырехлетнюю борьбу за Лермонтовский санаторий Вы считаете именно такой своей личной «войной»?

— Мне очень нужен мандат депутата Одесского облсовета для того, чтобы вернуть «Лермонтовский» санаторий Одесскому региону, а вернее – всей Украине в том статусе, в котором он был. Для его эффективного функционирования как лечебного учреждения были разработаны специальные программы. После потери санаториев Крыма он оставался единственным, в котором проходили реабилитацию пациенты, перенесшие инфаркты, инсульты, травмы опорно-двигательного аппарата. Четыре года Министерство юстиции делало все, для того, чтобы отобрать «Лермонтовский» у жителей нашего региона. И четыре года коллектив санатория вместе с общественниками, среди которых была и я, в прямом смысле встречали силовиков, противостояли реальным захватам здравницы вооруженными людьми. Мы узнали стопроцентно достоверную информацию о целях, которых добивался Минюст, имена и планы застройщиков территории санатория. Со мной вели переговоры, и денег предлагали… Только для того, чтобы не вмешивалась в происходящее. Прежней властью для полной ликвидации «Лермонтовского» был избран очень эффективный путь – санаторий передали Министерству обороны. Общественности и коллективу медицинского учреждения тягаться с военными очень не просто! Особенно в свете событий, происходящих на Донбассе, а весь замысел прикрыт завесами войны и патриотизма. Прошло уже полтора года с тех пор, когда хозяйничать в санатории стали люди в камуфляже – и все социальные программы перестали в нем работать.

Юридически уже исчезло само его название, в документах значится некий «одесский санаторий». Труды и усилия нескольких поколений одесситов могут быть уничтожены, на месте парка и санаторных корпусов появиться очередные многоэтажки под коммерческое жилье. Понимаю, что будет непростая и даже опасная борьба. Но когда делаешь правильные поступки ничего не страшно! А противостоять системе уничтожения нужно с применением властных полномочий и тоже системно.       

— Вы системный политик?

— Я не изменяла своим взглядам и взглядам на ценности. И Тигипко, и Вилкул, с которыми довелось работать – крепкие экономисты и настоящие патриоты. Из их числа также Вадим Новинский, который очень хорошо относится к нашему городу и одесситам. У него зародилась идея помочь региону, стране в целом, не только созданием пароходства, но и выяснить правду об одесской трагедии 2 мая. Он заключил договор с крупным адвокатским бюро, которое с прошлого года занялось расследованием событий в Доме профсоюзов. Что удалось сделать? По максимуму собрано само уголовное дело – за пять лет оно было растаскано, многократно передавалось из инстанции в инстанцию, при этом терялись важные документы. Адвокаты  опрашивали родственников погибших, непосредственных участников событий, в том числе и тех, кто вынужден находиться за пределами Украины. Очень надеюсь на то, что скоро будет собрана вся необходимая доказательная база, и мы сможем назвать виновников и организаторов этого преступления.

— Большая и сложная задача, как, впрочем, и другие, о которых уже сказали. Однако, как свидетельствует трудовая биография, все, за что Светлана Фабрикант в жизни берется, у нее, как правило, хорошо получается. Какой этап своей жизни считаете наиболее значимым?

— Не всегда и не все. Но стараюсь! Ой, я практически каждый период своей жизни очень люблю и дорожу им. Начиная с юности, команды КВН Одесского государственного университета. Тогда в один день все мы проснулись знаменитыми: Центральное телевидение, игра, которую смотрела практически вся Одесса. Победа!! Мы тогда говорили то, о чем вслух говорить было не принято. Юмор сочетался с сатирой, из-за нас был закрыт прямой эфир, а из записей выступлений цензоры вырезали  куски с «неблагонадежным» содержанием. Но именно тот, уже теперь далекий КВН, научил меня говорить, что думаю, не бояться преград и запретов, дал драйв. Этот период меня сформировал как личность. Как журналист- телевизионщик начинала на Одесском областном государственном телевидении с историко-познавательной программы «Я вспоминаю Ваш портрет», рассказывающей о людях, составивших часть славы нашего города. Это затем уже пошли политические программы на телеканале «РИАК-Информ», и главная из них – ежедневная «Ко времени», с которой мы зашли в каждый дом. Я требовательно и тщательно относилась к ее каждодневному эфиру, куда приходили ответственные дяди или тети, которые хотели, чтобы их знали и любили. А они своими делами не всегда заслуживали этого. Ко мне стали обращаться люди с просьбами о помощи, с конкретными вопросами гостям передач. И я в какой-то момент поняла: хватит быть «мостиком» и «передаточным звеном» между просто гражданами и чиновными гражданами. Это не настолько эффективно, когда ты сам сможешь попытаться что-то реальное действительно сделать. Вот что послужило причиной того, что Светлана Фабрикант-журналист сама пошла в политику. В 2006-ом году я стала депутатом Одесского горсовета. 

**

Светлана Фабрикант — организатор благотворительных марафонов по сбору средств для возрождения исторических памятников Одессы, на воссоздание Спасо-Преображенского кафедрального собора. Победитель и дипломант Международных и Всеукраинских телевизионных фестивалей и конкурсов «Золота ера», «Золота хвиля», «Украина Единая», «Радонеж».

**

— А потом даже баллотировалась на должность городского головы Одессы. Было дело?

— Небыло такого, но многие думают иначе! Хотя рейтинг у «Сильной Украины», Сергея Тигипко лично и одесской команды его сторонников был весьма высоким, противостояние между тогда основными конкурентами Алексеем Костусевым и Эдуардом Гурвицем – очень жестким. Многие в Одессе устали от обоих, и именно поэтому возникли разговоры о моем возможном шансе быть избранной. Не пошла на выборы как претендент на должность городского головы, хотя в душе и очень хотела! Но я не учитывала, что есть огромное количество разных направлений влияния, течений, богатых людей и олигархов, влиятельных лиц и сфер, политическая целесообразность. В ситуации «Костусев-Гурвиц» я точно была против Эдуарда Иосифовича! И это было принципиально! Когда по всем прикидкам выходило, что в случае моего противостояния с Гурвицем он, вероятнее всего, станет мэром, я на эту должность перестала претендовать. Но мы заключили соглашение с Алексеем Костусевым о том, что будем работать вместе и отстаивать интересы горожан. Алексей Алексеевич мэром стал…

**

В 2009 году Светлана Фабрикант стала руководителем Одесской областной организации партии «Сильная Украина». Одесское отделение партии приняло решение не выдвигать Светлану Фабрикант кандидатом на должность городского головы Одессы на местных выборах, которые состоялись 31 октября 2010 года, а поддержать единого кандидата Алексея Костусева. Тот, в свою очередь, заявил, что в случае его избрания мэром Светлана Фабрикант будет назначена секретарем Одесского горсовета. Свое обещание Костусев не выполнил.

**

— Попробовать себя снова в мэрском кресле Вы решили еще через пять лет…

-Да, 2015-ом году я подошла к этому. Понимала, что повзрослела, имею опыт одесского и киевского хождения во власть, знаю дело, как сформировать команду, не боюсь сильных людей рядом с собой – даже хочу этого. Но тогда в обществе были очень сильны постмайданные настроения, был очень большой разрыв во взглядах и политических предпочтениях. Сработала ситуация, когда кандидат, имеющий примерно такие же взгляды и положение на электоральном поле, как и действующий городской голова, может навредить Одессе. Поход с моей стороны был очень искренним, удалось собрать эффективную молодую команду людей с горящими глазами. Сегодня в политике таких мало! Мне посчастливилось создать не просто команду, а семью, в которой много политических «детей».

— И у Вас действительно много таких «деток»?

— Когда говорят, что я одесская мама – мне это нравится! Сегодня действительно время новых лиц, но мне нравится, что меня многие в Одессе воспринимают как маму. Маму хороших политиков, важных, не только одесских, начинаний. Как к маме ко мне относятся моряки, с чьими проблемами пришлось столкнуться, я стала мамой для современного поколения КВН-щиков, играющих теперь в Лиге смеха. Когда доказывают, что сегодня у нас плохая молодежь, я не верю этим утверждениям.

Таким людям говорю: «Вы не общаетесь с молодыми людьми, не знаете их! Они такие замечательные, классные, талантливые». Я делюсь с ними не только приемами КВНа, но рассказываю разные нюансы, которые добавляют им глубины и человечности, уверенности в том, что не все сейчас зависит от денег и статуса. У меня сейчас так много «детей» из разных городов и стран: «Стояновка» (Молдова), команда из Полтавы, «Гостиница-72» (Сумы), Сборная армян Украины… И это не все, кто есть у меня!

Я очень хочу, чтобы возможность плюс желание жить и работать на Родине, было у большинства молодых людей. И в этом может помочь, в том числе, статус депутата Одесского областного совета!

Зачем идти в представительский орган власти, если не влиять на то, как живет мой город, район, регион?

Я хочу, придя в о блсовет, помочь землякам перестать вламываться в закрытые двери власти. Хочу так смазать эти двери, чтобы они просто открывались. Тогда, когда это нужно людям.

Leave a comment

Top